AZƏRBAYCAN RESPUBLİKASININ
TƏLƏBƏ QƏBULU ÜZRƏ DÖVLƏT KOMİSSİYASI

bilik qiymətləndirilir

KİV bizdən nə yazır

Line Spacing+- AFont Size+- Çap
17.07.2014
Как жить, работать и воспитывать новое поколение в стране, где вся система образования находится в состоянии разложения? Как жить в стране, где большую часть подрастающего поколения можно без зазрения совести отнести к разряду нового поколения «двоечников» и «второгодников». Посудите сами, в этом году из почти 30 тысяч учащихся 11-х классов Баку, Сумгаита и Абшеронского района 9746 школьников получили «тройки» по родному языку, а 8255 – по математике. Оценку же «плохо» по этим предметам получили, соответственно, 1746 и 2674 школьников. Эти страшные цифры в полной мере отражают тяжелое наследие «мардановского» обрЕзования.

Инсановское здравоохрЕнение и мардановское обрЕзование - это тяжелое наследие, доставшееся Ильхаму Алиеву, это страшный завал, который нужно лихорадочно разгребать почти голыми руками. Школа дошла до полного упадка, университеты превратились в аудитории мракобесия, преподавательский состав деградировал до уровня маразматиков, связанных друг с другом невежеством, стадным чувством и корпоративной коррумпированностью. Словно господин Марданов создал это образование по своему образу и подобию. Все эти годы мы искренне надеялись и верили в то, что зло не вечно, зло тоже устает и уходит в мир иной.

Президент вмешался в ситуацию именно в тот момент, когда требовалась уже неотложная, срочная хирургическая операция, когда малейшее промедление было равноценно роковой ошибке – наконец раковая опухоль в виде «мардановщины» была удалена. Но уже весь госорганизм поражен метастазами раковой «мардановщины». Ведь под угрозой оказался национальный генофонд, ибо образование и просвещение – это два столпа национальной идеологии. Как создавать будущее и воплощать мечты в стране, где национальная школа оказалась погребенной под рухнувшей системой просвещения, а такие ректоры университетов, как профессор Разумовский, Шахбази или Юсиф Мамедалиев, стали вымыслом, мифическим видением и именами, чуждыми сегодняшнему Азербайджану?

Президент объявил азербайджанскую реформацию, ставшую первой решительной битвой в борьбе за спасение генофонда и возрождение национальной школы. Большая часть инакомыслящих подчеркивает причинно-следственную связь между кризисом образования и системным кризисом в стране, указывая на политический фактор возникновения проблем в образовании. Ошибочный подход. Давайте вспомним нашумевшее выступление Билла Гейтса перед американскими губернаторами, когда он открыто вынес вердикт американской системе образования: «Господа, американская школа умерла! И мы готовим к будущей жизни пустых болванчиков. С ними Америку ждет национальная катастрофа». Вслед за Гейтсом эти слова повторил и президент Обама, который начал свое правление с реформирования системы здравоохранения и образования. То есть в основе упадка азербайджанской школы, который был, безусловно, вызван «мардановским мракобесием», лежит и транснациональный кризис духовности и культуры.

Неужели все так плохо в нашей системе просвещения? Неужели нет никаких задатков и основы для построения новой архитектуры системы национального образования? А если я скажу, что мировые эксперты предлагают взять за основу азербайджанскую модель борьбы с коррупцией в сфере образования, не удивит ли вас, уважаемые читатели, это странное откровение? Думаю, что нет, ибо речь идет не о деятельности Минобразования, в котором все еще новый министр-реформатор Микаил Джаббаров продолжает неравную борьбу с ветряными мельницами, а о другом, устоявшемся государственном институте – Госкомиссии по приему студентов.

Эту Госкомиссию – один из немногих рассадников-институтов передового опыта борьбы с коррупцией в нашей стране - возглавляет небезызвестная Малейка Аббасзаде. Эта отважная и, я бы даже сказал, героическая женщина на протяжении долгих лет на страницах СМИ вела самоотверженную войну против Мисира Марданова и его тьмы египетской. И все мы, затаив дыхание, следили за этой справедливой, неравной и ожесточенной войной, развязанной против варварства, при этом испытывая искренние симпатии к женщине-чиновнице, бросившей перчатку клановой группировке, разрушившей до основания советские традиции просвещения, но так и не построившей новую формацию. М.Аббасзаде пришла на госслужбу из неформального движения – она решилась на развилке истории сразу же после развала советской системы создать первую независимую Ассоциацию «Истедад». В начале ураганных 90-х, которые унесли на своем пути советскую школу, она лично посещала оставшиеся очаги образования, собирая по крупицам то, что осталось после исторической катастрофы. Она собирала в своей школе талантливых ребят, которым ничего не оставалось, как следовать завету Льва Николаевича: обращаться к самому большому образованию – самообразованию. Тогда же она создала первый Европейский лицей в Баку…

И после всего этого Малейке пришлось столкнуться с Мисиром. Ангел против Дьявола. Госкомиссия – уникальная модель по борьбе с коррупцией в сфере образования в схватке с самым коррумпированным министерством… образования. Скажите, разве это не театр абсурда?

Обратите внимание, что пишет директор Международного института планирования образования Марк Брэй в своем предисловии к исследованию Жака Аллака и Мюриеля Пуассона - двух знаменитых экспертов в сфере образования: «…Иллюстрацией успешных мер противодействия может послужить опыт Азербайджана по борьбе с мошенничеством на вступительных экзаменах в высшие учебные заведения. Опять же это стало возможным благодаря комплексу мер, включая использование информатики, для недопущения возможности какого-либо вмешательства в проведение, проверку или публикацию результатов экзаменов». Примерно такую же оценку Госкомиссии дала и Программа развития ООН в своем докладе «О борьбе с коррупцией в сфере образования».

Создав уникальную систему в борьбе с коррупцией, тем не менее, доведенная мардановским мракобесием до изнеможения, М.Аббасзаде с болью в душе признавала, что большая часть студенческих аудиторий так и останется незаполненной. «Двоечникам», полагающим, что возлюбленным Наташи Ростовой был не Андрей Николаевич Болконский, а Хаджи Мурат, или отрицающим причастность Ньютона к закону инерции, преграждало путь в студенческую аудиторию антикоррупционное электромагнитное реле Малейки ханум. Это было единственное антикоррупционное препятствие в нашем образовании. Поэтому его преодолевало ничтожное количество абитуриентов, особенно в естественнонаучные вузы. А там требуется знание фундаментальных наук.

Свою Госкомиссию М.Аббасзаде совершенствовала из года в год. Это единственная часть жизни азербайджанского общества, где удалось обеспечить верховенство естественного права человека на равенство и справедливость. Антикоррупционный механизм в этом ведомстве достиг такого совершенства, что полностью исключил влияние человеческого фактора на экзаменационный процесс. И заявления абитуриенты стали направлять в электронной форме по интернету. И для сдачи экзаменов уже не требуется, как в прошлом, искать удачи в столице – тестовые экзамены сдают в Баку, Нахчыване, Сумгаите, Гяндже, Шеки, Лянкяране, Мингячевире, Ширване, Губе, Агаджабеди, Гейчае, то есть практически во всех уголках страны раскинута сеть экзаменационных пунктов приема абитуриентов. А в этом году впервые для абитуриентов были разработаны специальные видеоконсультации, размещенные в YouTube. Свыше полуторамиллиона пользователей интернета посмотрели и эти консультации…

Деятельность Госкомиссии неспроста привлекла внимание мировых экспертов, ибо это одно из редких ведомств в Азербайджане, обеспечивших абсолютную прозрачность в своей деятельности. За экзаменами можно наблюдать в онлайн-режиме, в прямом эфире прямо на сайте ведомства. Туда же можно обратиться с вопросами и за результатами экзаменов. Можно получить ответы и по СМС. А на странице Комиссии в Facebook зарегистрировано свыше 80 тысяч пользователей интернета. Ежедневно на фейсбуковской страничке с вопросами обращаются свыше 500 пользователей, и в тот же день получают ответы на запросы…

Можно еще многое рассказать о ноу-хау М.Аббасзаде. И факты налицо: Грузия, Украина, Киргизия уже претворили в жизнь азербайджанскую антикоррупционную модель в своих странах – они перешли на идентичную систему отбора будущих студентов. Пристально следят за функционированием этого механизма, перенимают опыт и другие страны. Феноменальный успех М.Аббасзаде настолько поразил азербайджанское правительство, что ей доверили и отбор будущих госслужащих для органов прокуратуры, судебной системы, Минналогов и т.д.

Азербайджанская власть разработала два антикоррупционных противоядия – ASAN и Госкомиссию по приему студентов. Хотя еще множество госведомств и институтов продолжают упорствовать в своей неправоте, саботируя алиевскую реформацию и модернизацию. Наши госчиновники порой забывают, почти как Али Инсанов или Мисир Марданов, что носителя власти можно сравнить лишь с врачом (как убеждал мудрец Макиавелли) - и чиновнику, и врачу в равной степени известен неудержимый ход событий, ибо для обоих главное – не промедлить и неусыпно наблюдать за самыми, казалось бы, безобидными недугами. Вот эти самые безобидные недуги могут стать симптомами более чудовищных болезней. А многие из наших чиновников, которые уже не вписываются в эпоху алиевской модернизации, должны помнить о вечном сознании ответственности за такие сферы, где последнее слово остается за будущим! Это доказала Малейка Аббасзаде, встав на пути смертоносной "мардановщины"…

И еще – чиновники не должны забывать, что передышка для них наступает вместе с неудачей. Отдых от власти, как учил Макиавелли, дается только при поражении! Это доказал Мисир Марданов, которого унесла политическая смерть…